Опрос читателей

Планируете ли вы в обозримом будущем устанавливать систему "умный дом"?
 



Эдикан и Удикан 1
Чувашские народные сказки
Автор: Тринадцатый   
20.09.2009 19:46

В давней давности жили-были старик и старуха. Был у них единственный сын, звали его Эдикан. Рос парень здоровым и сильным, а как подрос - забрали его в солдаты. Раньше солдатская служба была долгой: по двадцать, а то и двадцать пять лет. Послужил-послужил Эдикан - не по душе ему пришлась строгая солдатская жизнь, взял и ушёл со службы.

Идёт он день, идёт два, встречает в поле пахаря. Приустал Эдикан, в брюхе пусто, остановился возле пахаря и говорит:

- Бог в помощь, дедушка!

- Благодарствую,- старик ему в ответ.- Присядь со мной, отдохни.

Эдикан сел рядом с пахарем, тот поставил перед ним кувшин свежего уйрана - пахты,- дал горбушку хлеба.

- Милости прошу, откушай.

Второй раз Эдикана просить не пришлось. Поел он, поблагодарил старика, спросил, какой дорогой ближе до селения дойти. Старик ему показал.

На краю селения стояла маленькая избушка. Эдикан подошёл к той избушке, постучал в окно:

- Не пустите ли переночевать?

Окно открылось, из него старуха высунулась:

- Избёнка у меня, сам видишь, маленькая, ну да как-нибудь уместимся, заходи, ночуй.

Зашёл Эдикан в избу.

- Салям-аликюм, бабушка!- поклонился он старухе.

- Аликюм-салям, солдатик,- ответила старушка. Она напоила Эдикана чаем, постелила ему постель. Наутро Эдикан встал, принёс старушке воды, нарубил дров, починил содранную ветром крышу. Старушка не знала, как и благодарить Эдикана за такую помощь. Она отдала ему на дорогу последние полкаравая хлеба и маленький шерстяной клубок.

Пошёл Эдикан дальше. Идёт день, идёт два - кончился хлеб, один клубочек остался. «И зачем мне его старуха сунула?- думает он.- Был бы хлеб - другое дело. Его хоть съесть можно...» Взял да и кинул клубок вверх.

В ту же минуту - Эдикан не успел и глазом моргнуть - перед ним появился серый в яблоках конь-аргамак.

- Зачем я тебе понадобился, Эдикан?- спрашивает конь. Эдикан так был удивлён, что не сразу и ответить смог:

- Иду со службы домой. Хочется поскорее в родные места попасть, а до них ещё далеко. Не подвезёшь ли?

- На меня садись да крепче за мою гриву держись,- сказал конь.

Эдикан вскочил на коня, крепко за гриву ухватился. Конь ударил копытами - искры полетели, земля загудела, ветер в ушах засвистел. Не успел Эдикан опомниться, как уже был в родной деревне.

- Ну, Эдикан, куда хотел, туда я тебя и привёз,- сказал конь.- Когда понадоблюсь, брось шерстяной клубок вверх, и я явлюсь перед тобой, как лист перед травой. А теперь прощай.

Конь исчез, будто и не было его. А Эдикан пошёл домой. Отец и мать уже не надеялись увидеть своего сына и, когда увидели, прослезились от радости.

- Думали: умрём, и похоронить будет некому,- говорили они, обнимая сына.

Уходя в солдаты, оставил Эдикан в деревне невесту - красивую девушку Селиме. Они любили друг друга, и Селиме обещала ждать Эдикана. Родители девушки рассудили по-другому:

Они решили выдать дочь против её воли за другого парня. Селиме с горя и отчаяния утопилась. Эдикан, узнав об этом, горько опечалился. Но плачь не плачь - мёртвого слезами не воскресишь.

Много ли, мало ли прожил Эдикан у родителей - объявляет царь на всё своё царство-государство, что пропала у него дочь, и кто найдёт её, за того и замуж отдаст, а впридачу половину царства обещает.

Услышав такую весть, Эдикан попросил у родителей благословения и пошёл к царю сказать, что попытается отыскать царевну. А выйдя из дворца - будь что будет! - кинул вверх клубок и стал ждать. Ждать пришлось недолго. Как из-под земли появился перед ним серый в яблоках аргамак.

- Скажи, зачем я тебе понадобился, Эдикан?- спросил конь.

Эдикан объяснил: так и так, у царя пропала дочь, я вызвался её найти.

- На меня садись, крепче за мою гриву держись. Вскочил Эдикан на коня, в его гриву вцепился. Конь ударил копытами - земля загудела, искры в разные стороны полетели, ветер в ушах засвистел.

Долго ли, коротко ли неслись они стремглав - посредине глубокого моря остановились. Конь остался наверху, а Эдикан стал спускаться в подводное царство. Вот и морское дно. Пошёл он по тому дну - чугунную дверь перед собой увидел. Взялся за ручку и - будь что будет! - дернул её к себе. Будто гром по дну моря прогремел - дверь открылась. Эдикан шагнул через порог и в ужасе попятился. Он попал в длинный - длиннее родной деревни - стеклянный коридор, с той и другой стороны увешанный мёртвыми телами мужчин и молодых парней. Все они висели почему-то вниз головой.

Чугунная дверь с таким же грохотом закрылась, назад пути не было. Эдикан пошёл между рядами мертвецов вперёд и увидел ещё одну дверь. Эта дверь была в несколько раз больше первой, и когда Эдикан открывал её, гром гремел то всему подводному царству в несколько раз сильнее.

Открылся второй стеклянный коридор, увешанный мертвецами. Здесь были одни женщины и дети, но висели они тоже вниз головой. Некоторых детей смерть застала в ту минуту, когда они сосали материнскую грудь. От жалости к этим бедняжкам у Эдикана выступили слёзы. Он прошёл и этот коридор, подошёл к третьей двери. Открывает - посреди большой комнаты, тоже стеклянной, стоит гроб. В гробу лежит неписаной красоты девушка. В грудь её воткнуты два кинжала, а гроб полон крови.

По приметам, какие называл царь, Эдикан догадался, что перед ним царская дочь. Ещё горше стало на сердце. Он огляделся по сторонам и увидел дверь, сплошь увешанную человечьими головами с оскаленными зубами. Вместо дверной скобы было приколочено человечье ребро. Эдикан - будь что будет! - открыл и эту дверь. То, что предстало его взору, заставило юношу отшатнуться: огромное помещение было битком набито подводными чертями всех мастей. Приглядевшись, Эдикан увидел лежащего на возвышении главного чёрта - сатану. На кончиках его рогов красовались золотые напёрстки. Заметив Эдикана, сатана не шевельнулся даже, а только сказал:

- А, пришёл.- И уже громче:- Эй, водяные, принимайте гостя!

На Эдикана набросилась сразу добрая сотня чертей. Он выхватил меч и начал рубить водяных налево и направо. Махнёт налево - десяти чертей нет, махнёт направо - двадцати чертям головы срубит. Только замечает Эдикан, чертей не меньше, а больше становится. Из каждой капли крови новый черт рождается. Обессилел Эдикан.

А сатана лежит на своём ложе, усмехается: спасибо, мол, что постарался, прибавил число водяных.