Опрос читателей

[АНОНИМНО] Мой муж...
 



Ольховая чурка 2
Карельские народные сказки
Автор: Тринадцатый   
11.09.2009 09:36

И пошёл Скалолом на змея. Бились, бились они, отрубил молодец змею голову, вторую и третью, но змей не поддаётся. Уже четвёртая, пятая голова скатилась на песок, а у змея будто и силы не убавилось. Никак не может Скалолом последнюю голову одолеть. Пошёл на хитрость:

- Смотри-ка, змей, дети твои на тебя дивуются, что ты безголовый стал!- кричит Скалолом.

Змей оглянулся - и шестая голова на песок скатилась. И тут из моря выплыла луна, которую змей на дно морское упрятал. А царевна на радостях подарила своему спасителю именное кольцо и стала звать его с собой во дворец, но Скалолом пошёл к старой вдове, где его дожидались Удильщик да Ольховая Чурка.

Пошли утром три товарища по городищу гулять и видят: народ ликует, как в великий праздник.

Но не успели люди нарадоваться, как разнеслась молва: сам девятиглавый змей требует на съедение младшую дочь царя.

Настал вечер, привели царские слуги младшую царевну на берег моря, на белый камень усадили. Сидит она на камне и горько плачет.

Вдруг, откуда ни возьмись, очутился перед ней молодец с девятипудовым мечом и говорит царевне:

- Раньше времени девушка, не горюй! Я немного посплю, а ты не спускай с моря глаз и жди: как начнёт змей выходить, меня разбуди. Если не добудишься, то вынь мой нож из ножен и ткни меня в руку - тут уж я вскочу.

Положил голову на колени девушке и заснул. Мало ли, много ли времени прошло, всколыхнулось море раз, другой, третий... Царевна давай молодца будить, а Ольховая Чурка всё спит. Всколыхнулось море в четвёртый, пятый раз, волны до неба взметнулись, а она всё не может его разбудить. Вот уже в восьмой раз вздыбилось море. Тут царевна вспомнила о ноже, схватила за рукоятку, вынула из ножен и ткнула острием Ольховую Чурку в руку. Когда море в девятый раз вздыбилось, он уже был на ногах. Вышел из воды девятиглавый змей, увидел Ольховую Чурку и говорит:

- Ух! Сам Ольховая Чурка ко мне на ужин пришёл! Это как раз по мне! Слыхал я про Ольховую Чурку, но не надеялся, что он сам ко мне в пасть полезет.

- Хвастливые речи только слабосильным говорить, - отвечает Ольховая Чурка. - Лучше без лишних слов к делу приступить!

- Ну, коли таким сильным себя мнишь, так выдуй серебряное поле, где нам биться!- говорит змей.

- Для чего тебе серебряное поле? Твоим головам и на песке мягко будет лежать, - говорит молодец.

И пошёл Ольховая Чурка прямо на змея со своим девятипудовым мечом. Не успел змей опомниться, как полетели у него три головы с плеч. Уже четвёртая, и пятая, и шестая головы на песок скатились, а змей всё не поддается. Бились они долго, вот уже седьмую голову Ольховая Чурка отрубил, а последние две никак не может одолеть. Но вот и восьмая голова покатилась. Тут уж и Ольховая Чурка стал уставать. И не отрубить бы ему последней головы, если бы не придумал хитрость.

- Смотри, змей, солнышко из моря выходит! - крикнул Ольховая Чурка.

И правда, над морем уже заря занялась. Змей оглянулся. Тут Ольховая Чурка и девятую голову змею отрубил.

Младшая царевна выбежала из-за камня, взяла Ольховую Чурку за руку и стала звать во дворец: хотелось ей отцу показать своего спасителя. Но он велел ей одной идти во дворец, а подарок её - именное кольцо - спрятал в карман.

Ольховая Чурка пошёл к избушке старой вдовы и лёг спать. Совсем немного удалось ему поспать, разбудили его радостные крики с улицы.

- Почему там кричат, чему радуются? - спрашивает Ольховая Чурка.

- Э, родимый,- отвечает старушка-вдова, - ты всё спишь, и про то не ведаешь, что солнышко ясное встало. Три года мы солнца не видали - как же тут не радоваться! Один только Ольховая Чурка на свете мог убить девятиглавого змея и освободить солнце. Хоть бы одним глазом на него взглянуть!

Удильщик и Скалолом поглядывают на своего товарища: может он и есть Ольховая Чурка?

Вышли все трое из избушки, пошли по городищу гулять. Говорят люди трём товарищам:

- По всему царству ищут трёх силачей, которые освободили утреннюю зарю, месяц и солнышко ясное да ещё избавили царство от страшных змеев. Царь обещал каждому из этих молодцев в жёны ту царевну, которую тот спас. А ещё обещал царь поделить между ними полцарства и половину сокровищ.

Три дня прошло, а те молодцы никак не объявляются. На четвёртый день приходят царские слуги в избушку старой вдовы и говорят:

- У тебя какие-то три чужестранца живут. Вели им по приказу царя явиться во дворец.

- Ну что ж, раз ведено, так надо идти,- говорит Ольховая Чурка. - Только надо нам нарядиться как следует. Нет ли у тебя, хозяйка, какой- нибудь рваной одёжки, что от мужа покойного осталась?

Принесла вдова из подклети рваную одежду, молодцы натянули её на себя и стали похожи на нищих бродяг. Так и пошли в царский дворец. Не пускают их слуги - не место нищим в царских палатах. Тогда Ольховая Чурка и говорит:

- Позовите сюда младшую дочь царя.

Пришла царевна, Ольховая Чурка вынул из кармана её именное кольцо и говорит: - Признаёшь ли своё кольцо, царевна?

Тут царевна вскрикнула от радости и бросилась Ольховой Чурке на шею. Слуги диву даются! А царевна отстранила слуг и сказала:

- Они победили змеев!

Пришли они в ту палату, где был царь с царицей и со своими дочерьми.

Разгневался было царь - зачем впустили бродяг - но младшая дочь подошла к царю и всё рассказала. Тут и Удильщик и Скалолом показали свои кольца, и старшие дочери царя признали в них своих спасителей.

Что ещё оставалось делать - хоть и не по вкусу пришлись царю женихи, а свадьбу надо справить: не к лицу царю изменять своему слову.

Но тут заговорил Ольховая Чурка:

- Не надо нам ни царства, ни дочерей твоих, царь. Об одном только просим: дай нам царь, добрых коней и немного припасов, чтобы доехать до родной стороны.

Обрадовался царь и щедро наградил молодцев. Только младшая дочь царя опечалилась: по душе ей пришёлся Ольховая Чурка.

И отправились три товарища в обратный путь.

Едут они, едут, вдруг видят - стоит в лесу, избушка.

Избушка как избушка, но какие-то странные голоса оттуда слышны. Слез Ольховая Чурка с коня и обернулся горностаем. Вскарабкался на поленницу дров, под самое гнездо избушки. Слышит голос:

- Вот едут убийцы моих сыновей! Думают скоро дома быть. Да не уйти им от меня!

Ольховая Чурка тут догадался, что это мать тех змеев, Сюоятар.

- А что ты им сделаешь?- спрашивает другой голос.

- А напущу на них такой голод, что они совсем сил лишатся. А возле дороги накрою столы со всякой едой. Но как только они присядут к тем столам, тотчас умрут. Откуда им знать, что стоит лишь ударить трижды мечами по столам, как исчезнут эти столы, а вместе с ними и голод.

- А если они догадаются?- спрашивает кто-то.

- Если на этот раз они спасутся, - говорит Сюоятар,- то я напущу на них такую жажду, что они от слабости с коней валиться будут. А возле дороги я наколдую озеро, и берестяные черпачки тут будут - только пей! Станут молодцы пить - тут им и смерть. А догадайся они мечами три раза по воде ударить, пропало бы озеро, и жажду их как рукой бы сняло. Ну а если они и на этот раз спасутся, то есть у меня про запас третья хитрость: напущу на них такой сон, что они с коней попадают. А у самого края дороги три кровати поставлю. Как улягутся на них молодцы, тут и сгорят. На этот раз и меч им не поможет. Хитрее всех Ольховая Чурка, но если он эту тайну вслух выскажет, то навеки с белым светом распрощается.

Выслушал это Ольховая Чурка, побежал от избушки горностаем, потом обернулся снова человеком. Идёт к своим товарищам, задумался и опечалился. А Скалолом и Удильщик начали его расспрашивать, о чём в избушке говорили и что за люди там живут.

- А, пустое дело,- говорит Ольховая Чурка. - Там какие-то женщины болтали всякое.

Поехали они дальше. Проехали немного, и напал на них такой голод - хоть ложись и умирай. И тут же появились у дороги столы со всякой едой. Не успели Скалолом и Удильщик руки протянуть, чтобы взять по куску, как Ольховая Чурка ударил своим мечом три раза по столам, и они пропали.

Рассердились товарищи:

- Не дал нам поесть! А еда такая хорошая была.

Ничего не сказал Ольховая Чурка, но все вдруг заметили, что есть им уже вовсе не хочется.

Едут дальше. Проехали сколько-то, и напала на них такая жажда, что прямо умирают они от слабости. А у самой дороги вдруг озеро появилось, и берестяные черпачки на берегу положены. Не успели товарищи Ольховой Чурки с коней слезть, чтобы напиться, как тот ударил по воде три раза мечом, и озера как не бывало. А у путников жажда прошла.

Едут дальше. Напал на них такой сон, что вот-вот с коней свалятся. И показались у края дороги три кровати с перинами и подушками пуховыми - только спи, отсыпайся. Соскочили Скалолом и Удильщик с коней, хотели было броситься на кровати. Тут Ольховая Чурка, не помня себя, закричал:

- Постойте! Если вы ляжете на эти кровати, то погибнете!

Рассердились товарищи на Ольховую Чурку, разгневались не на шутку:

- Что ты нам ни есть, ни пить, ни спать не даёшь?- говорят они. - Ты как хочешь, а мы ляжем - нет сил больше ехать.

Видит Ольховая Чурка, что не послушаются они, а как сделать, чтобы заколдованные кровати исчезли, не знает.

- Погодите, послушайте, что я вам скажу,- говорит Ольховая Чурка. - Эти кровати Сюоятар наколдовала. Если вы ляжете на них, то сгорите. Вы бы давно пропали, если бы не я. Про это колдовство я от самой Сюоятар слышал, когда ходил к той избушке...

Только успел сказать эти слова, как превратился в ольховый чурбан, который старик некогда вытесал. Погоревали тут Удильщик и Скалолом, погоревали, но что делать? Не оставаться же им тут на веки вечные. Поехали они дальше, своей дорогой. А сон с них так и слетел.

В это самое время в доме старика и старухи с того красного платка, который Ольховая Чурка перед уходом к воронцу привязал, кровь закапала. Испугалась старуха, запричитала:

- Беда случилась с моим ненаглядным сыночком, которого я три года в колыбели качала!

Собралась старуха сына искать, из беды выручать. Старик уговаривает:

- Куда ты, старая, пойдёшь? И где ты его найдёшь? Может, ему уже глаза вороны выклевали, кости звери лесные растаскали? Только сама пропадёшь.

Но не послушалась старая, собрала в кошель еды, кошель на плечи, посох в руки - и вышла на дорогу, ещё до солнышка. Спрашивает старушка у зари утренней:

- Золотая зоренька, скажи, не видела ли моего сына, Ольховую Чурку?

- Нет, - говорит заря,- не видела. Спроси у моего братца месяца, он высоко в небо поднимается, может, он видел.

Идёт старушка день до самой ночи. Взошла полная луна. Старушка спрашивает:

- Месяц ясный, скажи, не видал ли сына моего, Ольховую Чурку?

- Нет,- говорит месяц,- не видал. Я плохо в тёмных чащах вижу, а ты лучше спроси у старшего брата солнышка, оно во все уголки заглядывает, ничего от его глаз не скроется.

Идёт старушка всю ночь, утро, до самого полудня, когда солнце высоко поднялось.

Спрашивает у солнца:

- Солнышко светлое, скажи, не видало ли ты сына моего, Ольховую Чурку?

- Знаю я, где Ольховая Чурка. Он меня от змея девятиглавого освободил, а я вот его беде помочь не могу.

И рассказало солнышко, где и как найти Ольховую Чурку. Приходит старушка на ту лесную опушку, где Ольховая Чурка остался лежать, увидела деревянную куклу, узнала сразу - как не узнать, коли три года её качала - припала к ней и запричитала:

- Сынок мой единственный, ненаглядный, что с тобой приключилось? На кого ты меня, старую, покинул?

Плачет старушка над Ольховой Чуркой. Упала слеза горячая на деревянную куклу - ожил Ольховая Чурка, вскочил на ноги - молодец молодцом, как и раньше был!

- Долго же я спал!- говорит Ольховая Чурка.

- Век бы спал, сыночек, если бы не я,- отвечает мать.

Вернулись мать с сыном домой. Старик им сильно обрадовался. Стали они жить, не тужить. Может, и нынче ещё Ольховая Чурка со стариками живёт, а может, опять пошёл дело себе по плечу искать. Как знать?